Розалинда общается с мужчинами на языке искусства

Cюжет «Amor sacra – amor profana» является весьма распространённым в живописи эпохи Возрождения. Вот только в жизни художницы Розалинды Челентано этот сюжет гармонии пока не находит. Общаться с мужчинами актриса может исключительно на языке искусства. После интервью итальянскому еженедельнику «А», прозвучавшему из уст Розалинды в августе, её откровения о «могильной плите на ее вагине» передаются по цепочке от одного журналиста к другому.

Дело в том, что в свои 23 года актриса испытала первую любовь к мужчине. Это был Пьерлуиджи Галлуцци – директор студии звукозаписи Polygram. Они встретились в Сан-Ремо. В его семье Розалинда была как своя. Унеё складывались прекрасные отношения с сестрой Пьерлуиджи и её мужем. Всё складывалось как нельзя лучше, однако длилось не долго. У возлюбленного Розалинды обнаружили рак.

И девушка вновь стала на путь поиска любви (в искусстве, рисунках, книгах). Розалинде хотелось родить ребенка. Однако сделать это она хотела без секса.

Из рассказа актрисы следует, что её отношения с Пьерлуиджи Галлуцци обходились без физической близости. Более того, Розалинда была убеждена, что для подтверждения любви совсем не обязательно присутствие секса. Её последний роман с Паоло Манацци (журналистом и художественным критиком) тоже проходил в платоническом режиме. Под одной крышей они прожили три счастливых года. Они жили как настоящая супружеская пара, вот только не спали вместе. Более того, Розалинда даже предлагала Паоло пойти и расслабиться с другими женщинами, чтобы потом вернуться и продолжать совместную жизнь.

О Паоло Манацци Розалинда отзывается с особенной теплотой, признавая, что он был человеком высокообразованным, отлично знавшим всё о художниках, живших и работавших с XII по XVII век. Его знания и умения очень помогли Розалинде при организации её персональной выставки. Паоло Манацци был одним из кураторов этой выставки. Однако потом влюблённые как-то неожиданно расстались, но при встрече они по-прежнему рады друг другу.

Розалинде нередко приписываются лесбийские связи, и в том же числе с персонами, которые имеют мировую славу. Актриса и сама долгое время считала себя гомосексуальной. И всё же её рассказы об однополых связях – это похоже, скорее, на романтические представления гимназистки, наполненные обилием восторгов, восхищением красотой и талантом возлюбленных, нежели телесного контакта.